Паутинки

Добро пожаловать в мир медитативного плетения

Archive for the category “Мандалы-истории”

Клюквенная орхидея

Пятницу я провела «астрологически правильно») Следуя заветам Венеры, предавалась наслаждениям разного характера. Однако ж, умеренно и «экологично», как сейчас модно выражаться.

Впервые заметила на дереве рядом с въездом в наш двор орхидеи. Невероятно красивые — глаз не отвести. Я любовалась ими, рассматривала со всех сторон, будто впервые в жизни видела.
И вот я читаю про орхидеи, и нахожу на одном из сайтов такое мнение, что «орхидея — и женский талисман, и символ солнца, и цветок родившихся под знаком Рыб.» И надо же — именно в этот вечер перед закатом — время перехода Солнца из Рыб в Овна и начала нового астрологического цикла — я познакомилась с этм цветком близко, опознала его в себе. Цвета, сочетания, переходы так впечатлили, что захотелось сплести орхидею в мандале, посмотреть, как я вижу ее, выразить. Цвета пришли вспышками в воображении. Для меня она вся воплощение женственности и жизненной силы. Далась она мне нелегко — логика вступала в противоречие со спонтанными желаниями. Я доверилась интуиции, осознанно делая выбор в пользу спонтанности. И это было нелегко. И непривычно. Потом уже я влилась в медитацию и не выбирала, просто дала волю рукам — они сами знали цвета, фигуры, последовательность, сочетания. Я влюбилась в эту работу. Она такая насыщенная и в то же время нежная. Она про завершенность, про умеренность и достаочность данности, про удовлетворенность, про яркость и привлекательность, она заряжена впечатлениями от женского танца свободы, грации в движении, уверенного направленного внимания и сосредоточенности в моменте, сущестовованием в движении, в процессе, алым солнцем на закате, пряным вкусом массамана, удовольствием и наслаждением. Она — плоть и кровь, и одухотворенная душа, разлитая по телу. Она похожа на ярко-красные ягоды спелой клюквы. И я назвала ее Клюквенная орхидея. Она и цветок, и плод одновременно.

???????????????????????????????

Связи

Эта мандала рождалась под лекцию #10 Софьи Залмановны Агранович. Лекцию о том, какое сложное по своей природе одно из четырех базовых человеческих чувств — печаль, о символике печи, стены, отпечатков ладоней и связи с предками во времени и пространстве, о том, как люди начали разделять мир на «этот» и «тот», порядок внутреннего, своего и неизвестность и хаос внешнего, чужого, отличного, о том, что «уйти равно умереть». Мне нелегко пришлось пропускать через себя эту лекцию. Она затронула очень много внутренних переживаний и обнаружила многие актуальные процессы, сделала их видимыми для меня, осветила темные уголки памяти и вызвала мощные отклики во вспышках воспоминаний и внезапного понимания и объяснения некоторых моих действий, которые раньше я не знала как объяснить, — например, когда прикладывала руки к стене в приступах тяжелой тоски, печали, отчаяния и безысходности и рыдала до изнеможения, взахлеб отправляя в неизвестность вопросы, на которые потом приходили ответы из спокойствия, изнутри, уже после того, как я обессилев медленно сползала по стенке вниз и сворачивалась в клубочек эмбриона, выдыхая, чувствуя расслабление, и засыпала. Сложное чувство печаль, которого я так боялась, оказывается и в постижении и осознании сложным. Проживая его, встречаясь с собственными страхами и внутренними клубками спутанных чувств, понимаю теперь лучше и других, питая сострадание, сочувствие и уважение к подобным состояниям и переживаниям других людей, что раньше у меня не получалось делать так, как получается сейчас.

Вторя большая восьмилучевая мандала Связи/Ties
D=80 cm.

???????????????????????????????

«Затмение»/»Eclipse» Попутчики. Рик.

Эта мандала для Рика, который продолжил тему звезд, начавшуюся накануне нашей встречи очень познавательным визитом к астрологу, ради которого я спонтанно продлила свое пребывание на юге еще на один день, благодаря чему и состоялась наша встреча.

Я пыталась спать в автобусе, забравшись на задний ряд, но ничего не вышло — трясло и колбасило на скорости, а потом и вовсе случилась авария, сквозь которую наш автобус буквально проскользнул, свернув боковое зеркало почти нырнувшего под него пикапа. Все остались живы, целы и невредимы. Пострадали только автомобили. Тогда все сбежались ко мне «на камчатку» полюбопытствовать, что стряслось. Так мы и познакомлилсь с Риком — американцем, путешествующим по Таиланду. Он забавный. Половина его туристического багажа — на нем, растусована по карманам джинсовой жилетки. И чего он только не таскает с собой! Вернее, на себе. Вы бы только видели! Самое забавное — это всяческие прибамбасы для фокусов))) которые он мне показывал, чтобы отвлечь от тревожного наблюдения за краями горного серпантина, к кoторым мы приближались на крутых поворотах, и тогда у меня буквально замирало сердце. Фокусы немного отвлекали)) Седой и в очках Рик похож на Оле Лукойе. И тоже рассказывает истории. Увлеченно и живо. Слушать его — сплошное удлвольствие. Так он богато и красиво выражается на совершенно далекие друг от друга темы. Мы разговаривали 5 часов без остановки. Потом бежали с чемоданами по Сураттани до железнодорожной станции, где взяли два последних билета на ночной спальный поезд до Бангкока. Мне досталось последнее нижнее, а ему — последнее верхнее. Выбежав на перрон я внезапно столкнулась с Кевином, с которым отменила встречу накануне из-за встречи с астрологом. Я удивилась, но не очень, как будто знала, что нам еще суждено было встретиться. Но история с Кевином — это совсем отдельная история. Так вот, освоившись в вагоне я отправилась в соседний проведать Рика, напротив которого обнаружила Кевина)) который подивился тому, что я «знакома со всеми вокруг». Только с ними — двумя американцами, на самом деле вообще-то на тот момент…)) Но это тоже уже отдельная история под названием «Свое дело везде прокормит». Поскольку в русских поездах я обычно беру на ночевку верхнюю полку, я подумала, что в Тайских тоже на верхней лучше, и предложила Рику поменяться. К тому же, он упоминал, описывая свой предыдущий опыт путешествия тайскими поездами, что удобнее спать на нижних. Я сглупила, не восприняв эту его рекомендицию. Эта ошибка обернулась мучением бесснонной ночи, проведенной в попытках спрятаться от назойливого яркого света под потолком, который не выключили на ночь, и согреться, кутаясь в тоненькое покрывало, под диким ветродуем на полную мощность включенного кондёра. Думаю, на нижней было бы темнее и теплее. Утром в Бангкоке мы с Риком продолжили интереснейшую беседу за завтраком в приотельном русторане рядом с вокзалом. В то утро я впервые завороженно смотрела на фотографии солнечных затмений! Полных, когда можно видеть «корону», и частичных, при кторых иногда можно увидеть «кольцо с бриллиантом». Думаю, увидеть полное солнечное затмение вживую, это очень мощное переживание. Это его хобби — наблюдать солнечные затмения с лучших позиций. Так, например, ради нескольких секунд или пары минут наблюдения пика затмения Рик заранее планирует и организует свое путешествие в эту точку мира, откуда будет видно лучше всего! Он рассказывал про расписания «звездных обытий» и «звездные тусовки» с телескопами в «злачных» местах, откуда лучше всего наблюдать различные явления в космосе. Целый параллельный мир внезапно открылся мне тогда. Мир парных танцев небесных светил, мир звезд, комет и неизведанных далеких путей, длина которых исчисляется миллионами лет. А мы живем тут, на Земле, и для нас они — небо. Вечное небо над головой.

На следующий день в мерно покачивающемся на ходу поезде, приближающем меня по тихим выгоревшим равнинам и холмам к северной столице Таиланда, Чианг Маю, под щебетание и восторженное наблюдение большой компании китайцев родилась мандала «Затмение», которую я собственноручно завтра при личной встрече вручу Рику тут, в Пае 🙂

Посмотрите сегодня на небо над головой 🙂

5_Eclipse

В прошлом году появились мои Паутинки.

В прошлом году появились мои Паутинки. Да, 13-й был богат на изменения, события, начинания, идеи и реализацию. Почти год назад в солнечном и морозном Забайкалье, как раз, в январе, я научилась плести мандалы. В прошлом году я сплела их примерно 70. Все разные. Уникальные. Ни одного повтора. Они все разошлись-разлетелись по разным рукам-местам-стенам-домам к разным людям. Кто-то заказывал оберег на определенную задачу, под запрос, и в ответ я получила благодарные истории и восторги о том, как «оно работает». В такие моменты я удивляюсь и радуюсь 🙂 ну и горжусь немножко. Кто-то получил в подарок или купил мои творения. Я рада, что они живут и «работают». Пусть так будет и впредь. Многих я научила плести в прошлом году, и многие «приняли» эту практику, испытали ее мягкое действие, получили от нее ощутимую пользу и прибегают к ней по мере возникновения потребности. Для меня плетение — это медитация, погружение, прояснение и упорядочивание.

В этом году первое плетение было особенным — целебным сеансом 🙂 Мы совместили сеанс рейки с Наташей Шеиной — целительницей, живущей сейчас на Бали, и плетение (а позже еще успели посмотреть сумасшедшей красоты закат за приятнейшей глубокой беседой!). Удовольствие и пользу от этой встречи я получила невероятные! Творение стало подарком энергичному и деятельному человеку. Пусть же «работает» то, что я туда вложила 🙂

Пусть продолжается вечное движение наших нитей. Счастливого нам пути!

Женщина и Огонь

Он был ловким и умел пробираться в самые недоступные и потаенные уголки природы. Он разжег Огонь. Слабый и маленький, едва заметный — впервые увидев его, привыкшая жить в темноте Женщина испугалась и отвернулась, но скоро все же смогла взглянуть — сначала робко, и дальше все смелее и дольше — с разгорающимся любопытством и азартом. И вот она уже им открыто любуется зачарованная игрой и танцем ярких языков его пламени. Он был красив, он был сама радость! Они смотрели на него и не могли оторваться, грелись, танцевали вокруг и страстно любили друг друга, тела их сплетались, освещенные и согретые огоньком, который иногда подбирался очень близко и легонько и игриво щекотал их. Мужчина уходил, а она, оставаясь одна, играла с огоньком, любовалась, и берегла его. Огонек рос и набирал силу. Когда они снова соединялись, он становился с каждым разом все больше, жарче, сильнее; он так и притягивал, завораживал их, что они не в силах были отвести от него своих зачарованных взглядов. И вот однажды он стал таким огромным, что занял всю пещеру, он был уже больше их, он разгорелся и взвился между ними с неистовой силой, он полыхал; стало слишком жарко. Так накалилось все вокруг от пламени, что казалось, все сгорит. Огонь дико плясал, играя своими красно-золотыми крыльями. Он стал сильнее их. Не в силах справиться с ним и боясь смерти, напуганный силой огня — своего детища, Мужчина так и не смог больше войти в пещеру — огонь преградил ему путь. Она осталась одна в метаниях, все пыталась усмирить разбушевавшийся огонь, загородивший путь к выходу — как это сделать она не знала, и потому, обессилев в какой-то момент, просто заплакала от досады. Так она плакала и плакала, слезы лились ручьями, которые окружили огонь и стали гасить его, наплывая со всех сторон. Слезы слепили ее, боль потери разрывала ее сердце на части, обида глушила, досада билась в ее теле…и не замечала она уже, что от огня почти ничего и не осталось, еле успела подхватить его последний лепесток прилетевшая неведомо откуда птичка. Тут Женщина спохватилась, очнулась от горя, открыла глаза — и увидела, что сидит на берегу моря… Птичка уронила оставшийся язычок пламени рядом с Женщиной, сидящей на берегу, и улетела. Уставшая Женщина легла на песок и тихо вздохнула. Она хотела покоя. Она слушала приятное убаюкивающее пение волн, чувствовала легкие прикосновения теплого ветерка, ласкающего ее кожу и нежно развевающего ее красивые длинные волосы, она засыпала…ее дыхание было ровным и глубоким. Оставшийся язычок пламени горел плавно и спокойно, и, поддерживаемый дыханием уснувшей Женщины и ночного глубоко и умиротворенно вздыхающего теплым бризом моря, он окреп и понемногу превратился в небольшой добрый костер, от которого веяло теплом. Так она приручила дикаря. Она сумела не сгореть в нем, и не потерять его, в борьбе с его стихийной, ставшей в один миг разрушающей, силой. Сама того не ведая, оставшись без сил и сдавшись природе, Женщина подружилась с огнем. Пока она спала, на свет и тепло пришли звери и прилетели птицы, вокруг от влаги и тепла проросла травка и цветочки, зацвел целый лес! Так лесной мир пророс сквозь серую скалу, в которой когда-то была пещера, покрыл ее своим разноцветным веселым покрывалом. Все задышало новой жизнью. Она проснулась, услышав пение птиц и ощущая теплые и ласковые прикосновения солнца.

Женщина решила поселиться в том лесу. А чтобы сберечь свой огонек, подумала она, надо бы найти для него надежное место и обустроить так, чтобы его хранить там, и отправилась в лес искать такое место. Шла она, шла, любовалась по пути красотой, разговаривала со зверушками, и вот увидела, наконец, красивую поляну у подножия большой горы, где тихой струйкой пробивался источник, питающий небольшое озерцо. Напилась она водицы, наигралась с красивыми рыбками, огляделась вокруг и подумала, что вот здесь бы и поселить свой огонек, и стала бродить по зарослям вокруг источника. Так и набрела на местечко ладное — маленькое углубление в подножии горы совсем похожее на землянку, скрытое за пушистыми густыми зарослями кустов сирени и вишни, а вокруг росли яблони и апельсиновые деревья, а вход в нее порос виноградной лозой. Внесла она огонь в землянку, и внутри сразу стало тепло и уютно. Так она обрела дом. У стенки землянки правее входа она выложила камнями место для огня — очаг. У входа снаружи, обвивая виноградной лозой растущие рядом яблони, она сплела сени, где было тепло, светло и уютно. Солнечные лучи, проходя сквозь полупрозрачные стенки сеней, растворялись мягким дымчато-желтым светом. Когда шел дождь, капли, ударяясь о стебли, из которых были сплетены сенки, рассыпались на множество мелких брызг, которые проникали внутрь, рассеиваясь чуть ощутимой водяной пыльцой. А когда случался грибной дождик — когда с неба протягивались серебряные водные струйки, радостно играющие и переплетающиеся с золотыми ниточками солнечных лучей — то сени наполнялись волшебным дыханием полупрозрачного тумана, сверкающего переливающимися всеми цветами радуги капельками! Полюбила женщина свой дом — очаг, сени, сад, родник и озеро, поляну, окружающий ее лес, который уходил высоко на гору с одной стороны; с другой его стороны тянулась кромка большого обрыва, с которого были видны скалы, и бездна обрыва казалась настолько крутой, что дух захватывало, если смотреть с него вниз; если идти тропинкой вдоль обрыва, то можно было выйти в берег моря, которое разливалось бескрайними просторами до самого горизонта.

Так и зажила женщина мирно и счастливо; иногда вечерами она выносила на поляну маленький лепесток пламени — частичку своего очага, разводила костер и приглашала гостей, на его свет собирались зверушки, птички, светлячки, бабочки, божьи коровки и другая живность… Все веселились, пели, танцевали, рассказывали истории, а после расходились по домам. Иногда поздно вечером женщина грустила. Грусть ее была как тонкая шаль, которая накрывала ее плечи, в которую она закутывалась, и, взяв с собой огонек, большую кружку теплого чая с молоком и немого орешков, отправлялась на край обрыва… Там она садилась на траву, свесив ножки вниз, опиралась спиной на ствол большой сосны, растущей у самого края, устраивалась как в уютном кресле, и смотрела на ночное небо. Небо было ясным и звездным, луна освещала скалы загадочным желтым светом, иногда небо застилала легкая поволока призрачных облаков, которые, проплывая мимо луны, в ее свете превращались в причудливые фигуры или даже целые истории… Любуясь красотою ночи, вспоминала она с тихой грустью того первобытного мужчину, который познакомил ее с огнем; в такие моменты в ней просыпались и сила и слабость, которые, смешиваясь, превращались в слезинки и проступали на ее глазах соленой влагой и, скатываясь по щекам, падали в бездну маленькими жемчужинками. Она куталась в свою шаль, и казалось, что это его руки обнимали ее за плечи, и играло в ее волосах его теплое дыхание, и слышался его тихий шепот, разбегающийся нежной волной по всему ее телу. Так она и сидела на краешке своего мира, согреваемая теплом своей памяти и маленького огонька. На лице ее светилась улыбка, в глазах плясали отражения огонька, она дышала глубоко и ровно, наполняясь лунным светом и свежестью ночи. Она засыпала в объятиях его образа, который таял с появлением первых лучей утреннего солнца, лениво выглядывающих из-за скал. Она открывала глаза, спеша навстречу счастью нового дня.

14.03.2011

 

А я, меж тем, обрастаю, загораю, облезаю, ленюсь и даже умудряюсь не высыпаться. Радуюсь открытиям и встречам. Плачу, растроганная красотой человеческого тела. На ладонях — мозоли от руля байка (кто бы мог подумать еще три месяца назад!). На лице — по-разному, и чаще «по-настоящему» — искренне, то есть. На ногах — сланцы, или вовсе босая. На стенах готовые рисунки и наброски для новых красок. Во снах — подсказки, как всегда. Позади Москва, впереди — горы. Вечерами — костры. И все сжигаю, сжигаю…обрывки старой шкуры. Слава Богу, получается. Шаг за шагом — ухожу все дальше и дальше. Все реже оглядываюсь… Скоро сезон дождей — вдохнуть свежести. Остыть после этого дикого пламени. Наступает влажное спокойное время.

И вот как выглядит теперь то черное, мертвое дерево, которое я впервые увидела почти три года назад (кто помнит мои рассказы о символах в моих первых дыхательных процессах, тот поймет, о чем я). Тогда, три года назад, я познакомилась с целой бригадой Ангелов-хранителей, первым из которых была Оксана Кондратюк, откликнувшаяся на мою просьбу — почти мольбу и о помощи. Наверное, мне повезло, и в ту осень, и после — зиму, и весну, и лето в отделении экстренной хирургии и реанимации Души дежурили сплошь опытные профессионалы высокого уровня и просто (хотя, это совсем не просто) хорошие, добрые и чуткие люди. Они все сделали правильно, да, конечно, теперь я вижу и понимаю, хотя иногда мне было ужасно больно, казалось, что они несправедливо жестоки ко мне. И вот я реабилитируюсь. На дереве моем наконец-то появляются признаки жизни, проступая молодой сочной зеленью 🙂

IMG_3443 9_Порядок

Начало

Дорогой Веронике Ершовой посвящается.

Было дело в январе, когда мы гостили у ее родителей в Чите (тетя Люба, дядя Саша — привет! :)) На улице — мороз и солнце. По выходным — баня. Благодаря ее родителям, которые нас, прикинутых по-столичному на европейскую зиму, одели-таки по-нормальному — по-сибирски, мы не дали дуба от холода и даже на лыжах по зимнему лесу походили. Благодаааать-то была какая, вспомнить приятно! Побывали мы тогда и в Агинском дацане (http://aginskydatsan.ru/), и у местной шаманки, и много чего еще делали интересного. Вечерами рукодельничали всей компанией — с родителями и детьми — мастерили ангелочков, рисовали, учились плести ловцов снов и мандалы. Первая моя попытка была довольно напряженной — я жутко нервничала (это мягко говоря — обычно я бешусь и психую), помню, что у меня «ничего не получается», но не сдавалась — расплетала и делала настойчиво заново. Веро терпеливо и спокойно объясняла мне по несколько раз, что и как делать, поддерживая и помогая. Я вообще ценю ее (как бы выразиться… — «педагогическое», что ли) терпение и такт. И так вот я тогда, измучившаяся в процессе обучения своей неумелостью и взбудораженным перфекционизмом, все же не доделала свою первую работу, так и увезла с собой в Москву лишь половину. И буквально в тот же или на следующий вечер после возвращения доделала-таки ее, а потом махом еще одну сплела (руководствуясь инструкциями Анны Фениной, имеющимися в сети в свободном доступе, и я премного благодарна ей за это) — так мне понравилось это занятие! Так захватил процесс и понес легким потоком удовольствия, что я до сих пор и продолжаю плести и другим помогаю освоить это ремесло.

Итак, Веро познакомила меня с этим чудесным рукоделием, которое теперь является естественной частью моей жизни и одним из любимейших и приятнейших занятий. Вчера сплела для нее совершенно необычайную мандалу — такую же, как и она сама — яркую, дерзкую и энергичную. Встречайте! 🙂

Благодарю тебя, дорогая Веро, за этот ценный подарок — наше знакомство с мандалами 🙂

???????????????????????????????

Осеннее равноденствие

Вчера весь день — осеннего равноденствия — с самого утра чистились воспоминаниями, словами, смехом, слезами, исповедью, сарказмом, иронией — пикантной, с горчинкой — перебирая ворох старых событий наших жизней и недавно прожитых ситуаций в жизни совместной, не так давно начавшейся.Радовались и благодарили за щедрость Остров и саму жизнь за каждый день, одаривающий новыми открытиями и впечатлениями, приносящий нам огромные корзины неизвестности, которую мы ловко или боязливо разбираем, сортируем и перерабатывая, плетем из нее каждая — свои полотна опыта. Наслаждались тишиной и прозрачностью нагретого тропического дня. Горчили — горевали — применяли в терапевтических дозах собственный яд отчаяния и досады, и на выходе — у наших ворот — видели мертвую змею. Боль и горечь разлили по четким, хлестким фразам.

Ходили плавать — разминались, разгонялись — было хорошо! Я давно хотела, а тут вот раз — и в 300 метрах от дома оказался спортивный бассейн. Поплавала в волю! Размахнулась и кролем, и брасом — всё как люблю. Я в воде как рыба с крыльями — летаю! Во всю силу)) Продышали за плаванием сдержанные и сдавленные когда-то крики эмоций, стоны чувств, разжали стиснутые челюсти гнева, расслабили натяжения нервов точными, плавными и стремительными движениями от бортика к бортику, наполнились счастьем свободного движения — скольжения по воде. Отдышались. Вышли.

Еще рисовали и плели за разговорами — продолжили-протянули в времени жестами-мазками-направленными натяжениями нитей прерванные когда-то движения самых разных переживаний, договорили — обрывки фраз собрали в паззлы завершенных диалогов. Подбадривали и поддерживали начинания друг друга. Улыбались и смеялись, звенели легко и весело — от души.

И вечером жгли костер — Веро подметала двор — к слову, с метлой в свете костра она смотрится просто потрясающе — ну реальная Ведьма! — сжигала опавшую сухую листву вместе с остатками залежалых, отживших чувств, хвостов, ситуаций, проговоренных, наконец-то, некоторых застрявших когда-то комом в горле слов. А я сжигала свою одежку — уже второй заход на этой переходной неделе. Неделя была хорошая — неспешно расставила все и всех по местам. Так и почистились перед приходом нового сезона.

У нас весна. Дома — благовония, чакры, Будда, Ганеша, мандалы кругом, рисунки на стенах и на мебели. В саду — очаг, укроп «на грядке» и в кокосовой скорлупе, статуи богинь, камни. И уррра! У нас теперь есть собственное цветущее дерево франжипани! Новые — до этого «невидимые» деревья цветут в округе — красота и разноцветие неописуемое 🙂 Рай он и есть рай — во всем своем великолепии!

8_3_Равноденствие

Воскресное

Сутки в Убуде как путешествие в какой-то параллельный мир — чистейший и тончайший, насыщенный, легкий, ароматный. Вчера была настоящая карусель впечатлений — пугающая ранее поездка по байпасу на байке обернулась приятным и легким драйвом, двухчасовой шоппинг с полусотней перемеренных платьев закончился двумя кусками рукодельного сумасшедшего аромата мангустинового мыла-скраба, на ночевку — обалденный гостевой домик за желаемые деньги на вилле с шикарным тропическим садом в приятнейшем районе, потом — гости, рисование, мандала-подготовка, танцы босиком под живую музыку, по пути домой — волшебство мигающих в темноте изумрудными фонариками светлячков у ручья — хорошая подготовка, в общем, получилась…впрочем, как и жизнь вообще))

Я захотела сделать это уже давно и, наконец-то, сделала вчера.
«Ты уверена, что хочешь?» — спросила Веро, когда мы уже все приготовили. Поражаюсь ее чуткости и деликатности в общении со мной.
«Не уверена — говорю — сомневаюсь, но сделаю. Поехали!»
И мы поехали. Сначала она в три захода отстригла мою косу, и волосы облегченно рассыпались в шикарное каре, увидев которое, я пришла в неистовый восторг, и чуть было не соблазнилась остановиться, но не тут-то было. После восторга накатила волной тоска. Заметила, что завязала саронг наизнанку — и опустив голову сказала с горчинкой: «Я так устала от этих образов…» — тихо простонала и робко покатилась слезами по щекам душа. И мы продолжили машинкой — я просто наблюдала за процессом, завороженная нашей с подругой совместной смелостью и решительностью.
«Я посвящаю тебя в новые ощущения» — сказала она, ловко смахивая оставшиеся пряди с моей уже наполовину облысевшей головы. Она-то знает, о чем говорит. По себе знает.

Утром были танцы, пробуждающий теплыми и мягкими руками волшебницы Джеро массаж, был фруктовый завтрак в саду и облегчающий свежестью дождь. И у меня — легкое недоумение, вопросительные и слегка удивленные взгляды людей, невероятные ощущения от прикосновений, стекающей воды, прохладного ветра и впервые в жизни коснувшихся кожи моей головы солнечных лучей. С днем рождения, девочка! )) Необычайная легкость и тонкая — неведомая ранее — эротика моей головы все еще впечатляют — только и делаю, что глажу ее и урчу внутри от удовольствия. Странно осознавать парадокс ощущения силы в своей обнаженности и уязвимости, удивительно видеть ее в своей красоте — в той, которая есть (а не той, которую «нужно наводить») — в простоте и естественности — просто в том, что я вот она вся — какая есть — ни приукрасить, ни исправить, ни листиком прикрыть — какая есть. Петь и танцевать. Обнаженной! К океану!

7_Прощание IMG_3433

Давно не плела и чувствую теперь дикую жажду — хочется плести без остановки. Но были другие занятия — тоже интересные. И теперь чувствуется это возвращение за любимое занятие так, как будто я из поездки домой вернулась — так хорошо дома, такое все свое — родное, любимое)) Хорошая получилась медитация — единогласно было выбрано название — Благодарность — это по совпадению внутреннего состояния дарующей и принимающей сторон. Благодарю за все эти теплые дни и плавное течение времени, за инсайты и встречи, за закаты на берегу и спонтанные танцевальные движения вдруг во время гимнастики, за солнечные фрукты и ласковый ветер по ночам. Наконец-то я снова делаю это Спасибо!
«Благодарность» из серии «Тропикана», Бали, 2013
в подарок «синхронному другу»))

4_Благодарность

4_1_Благодарность 4_2_Благодарность

 

Post Navigation

%d такие блоггеры, как: